ты мой самый любимый немец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ты мой самый любимый немец » Архив анкет » William Wallace


William Wallace

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Имя, Фамилия, Прозвище

Настоящее имя: Valère –Vincent d’Aubigné /Валье-Винсент д’Обинье (ударения выделены жирным)
Псевдоним, прозвище: Wallace, William/ Уоллес, Уильям. К тем, кто знает, чьим изначально было это имя, отнесусь с уважением.

Возраст
Настоящий возраст: 339 лет, 1672 г. рождения,  Франция, Реймс
Выглядит на: 29-32 лет.

Пол, Ориентация
Мужской/Бисексуал

Доминант\Сабмиссив
Асболютный доминант, но тщательно это скрывает

Раса
Вампир

Внешность

Рост – 187 см, вес – 85 кг, волосы темно-каштановые с синевато-серебряным оттенком, растрепанные, не слишком длинные, но и не слишком короткие. В общем, эдакая «сексуальная раскованная прическа плохого мальчика». Глаза  желто-голубые, пронзающий насквозь взгляд, друзья  иногда говорили, что  в «этих глазах – сталь». Тонкие черты лица, но не утонченные. На губе маленький шрам. Очень маленький. В детстве порезался, когда  нечаянно уронил большую широкую тарелку для пирожков с верхней полки себе на голову. Обычная фигура, не качок, но и не сказать, чтобы рельеф мускулов совсем отсутствовал. Извиняюсь за нарциссизм, превосходные грудь и пресс бледного мертвого цвета, какой расцвечивает кожу всех вампиров, собственно. Родинка кое-где под кое-чем:) Ноги абсолютно обычные, ничего особенного в них нет, вот только пальцы ног, да и пальцы рук слегка длинноваты от природы. В одежде предпочитает классику. Костюмы неброских, неярких, выдержанных, иногда нежных тонов, носит галстуки, очень демократично одевается. На повседневку предпочитает рубашки, брюки, чаще всего двух или трех цветов, в общем, яркостью и детской, ненужной, свойственной большинству доминантных самцов экстравагантностью персона Уильяма не блещет. Не слишком одобряет многочисленные пирсинги, тату, волосы яркого цвета и тому подобные увлечения современной молодежи. Также имеется странный  крестовидный шрам на тыльной стороне левой руки. В память об одном человеке…
Также носит некоторые украшения (часы, браслеты, классические серьги – по одной в каждом ухе). Ремни, особенно из натуральной, самой что ни на есть натуральной кожи, тоже привлекают его.  Ботинки, разумеется, классические, тщательно отполированные кремом для обуви. Их у Уилла несколько пар. Так же имеются варианты классики обуви на зиму – тяжелые ботинки с утеплением, на весну - классика и на лето – легкие тапочки или сандалии.
Активно использует косметику, хоть и мужчина, хоть и вампир. Враки, что вампирам не нужно ухаживать за собой. У этой расы тоже свои проблемы с внешностью имеются.

Характер & особенности

К сожалению для авторов шаблона анкеты, личность совершенно глупая и необоснованная. Характер романтичный, аристократичный, эстетичный, очень изменчивый, «хамелеонистый», сумасшедший и также любящий красивые эпитеты, прозу, культуру, литературу. Любит пить человеческую кровь, но не любит людскую сущность, сущность тупого, мягкотелого, несовершенного пушечного мяса. Оттого даже противно прикасаться к человеческой грязи, но – необходимо.
Любит алкоголь, в особенности – вино, водку и виски. Не курит, хотя и мог бы, потому что легким вампира абсолютно, полагаю, плевать на то, что туда заходит, ибо они в принципе не используются по назначению организмом вампира.  Демократичен, не любит шумных гуляний, ходит преимущественно в одиночку или с парой-тройкой друзей по барам, театрам, кинотеатрам, операм, борделям, клубам и еще по куче всяких разных замечательнейших мест. Не верит в долгосрочные отношения, но если найдется такой особенный человек, и чувство встречи с ним, естественно, не описать жалкими словами, Уилл, быть может, сделает для него исключение.
Не ведет активной деятельности на передних фронтах: политическом, экономическом, военном, хотя, в высшем свете Уильяма знают, и знают, причем, как загадочную личность и полутеневого бизнесмена.
Нейтрально относится к городским низам, среднему классу, пролетариату, религиозным/сексуальным/жизненным и другим убеждениям других людей, вампиров, оборотней и всех остальных, вяло реагирует на новости, но зато любит гулять по пустому городу самым утром, встречая солнце, которое только проснулось и вставало, протирая свой единственный огненный глаз, гревший всю землю. Днем солнце обжигало, поэтому Уилл не любил  часто выходить на свет, хотя, очень хотелось с момента обращения в вампира еще хоть единственный раз увидеть и ощутить свет дневного солнца.
Любит философию, литературу, искусство, но говорит на этим темы совершенно немного. Владеет несколькими музыкальными инструментами: гитара, скрипка, фортепиано. Можно сказать, имеет за собой грешок донжуанства, и на балах, куда имели обыкновение приглашать Уильяма, как уважаемого аристократа, практически без перерыва флиртовал с прекрасными дамами.
Любит природу, животных, взаимодействовать с ними. Ездит верхом.
Единственное, что Уильям действительно не любит – это  любые ограничения/рамки и отсутствие силы воли и эстетики характера у людей, и в особенности, вампиров. Тем не менее, это не значит, что вампир считает всех окружающих «тупым быдлом».
Ругаться умеет, матерится иногда , добродушно, не относительно кого-либо, но если нанести ему реальное потрясение, начнет орать пятиэтажным так, что мало не покажется. Степень потрясения должна быть очень и очень высока, ибо Уилл много повидал на своем веку и успел сформировать свою личность за короткий период от семи до двадцати пяти лет. Далее она могла только совершенствоваться, ибо деградации в себе Уилл никогда не допускал. Отчего его многие не понимали.

Биография
Родился в Реймсе, в 1672 году у маркизы Анны-Марии-Антуанетты де Шевалье и герцога Франсуа д’Обинье, соответственно, родного брата августейшей маркизы де Ментенон. От рождения был наречен Валье-Винсент д’Обинье, но расторопные родители быстро придумали чаду сокращенную форму имени: Валье-Вальям-Вильям-Уильям и тому подобные вариации, т.к. несмотря на очевидное родство с тогдашней правящей династией, д’Обинье и его семья были большими поклонниками Англии и англичан в частности, хоть Франция с ними на протяжении долгого времени воевала. Поэтому ребенка звали в частности «Уилл, Уильям», и редко когда вспоминал он свое настоящее имя.  Оно же было присвоено сыну : Валье – в честь первой покойной супруги Франсуа д’Обинье Валерии, совершенной женщины, как говаривал Франсуа, и Анна-Мария ничуть не обижалась на мужа за слова, за которые практически любая жена пустила бы слезу или ударила бы что-нибудь маленьким кулачком от досады, но втайне от мужа. Винсент – в честь прадеда герцогини д’Обинье. Родители Валье не были примером тех отсталых, консервативных феодалов, которые совершенно не способны приспосабливаться к изменениям, которые происходили со страной. Анна-Мария, напротив, была той еще штучкой, и обладала совершенно не соответствующим тому времени характером, за который спокойный, светлый Франсуа и любил ее, с каждым днем все больше. Помимо Уилла в семье было еще двое детей – старшая сестра (Нарцисса-Франсуаза д’Обинье) и младший брат, совсем еще младенец (Жак-Огюст д’Обинье). Дети не испытывали друг к другу неприязни, напротив, часто помогали друг другу, и, после того, как они немного подросли, Нарцисса нередко просвещала Уильяма насчет женских проблем, а он делился с сестрой своими, мужскими, переживаниями. К четырнадцати годам Уильяма сестра была обручена и все, в том числе, и родители, готовились к свадьбе, несмотря на тяжелую ситуацию в стране (Война Аугсбургской лиги, 1688—1697гг.)). А в 16 Уилл впервые задумался о том, что же есть женщина, как познать женщину, с чего же начать, как правильно действовать, и так далее, и тому подобное. К тому же, родители уже начали подыскивать чаду будущую пассию, коей была выбрана прелестная Элис-Сюзанна де Лавье, дочь глубоко уважаемой четы герцогов Дижонских. На многочисленных приемах, которые проводила та или другая семья, родители старались, чтобы Уильям и Элис сблизились больше. Так и получилось, и Уильям уже воспринимал Елизавету (как он ее называл на английский манер) как должное, и в 1692 году была сыграна шумная свадьба, где вино лилось рекой, кушанья лежали на столах, образуя своеобразные горные хребты из полгуобглоданных тушек свиней и куриц и под ними невысокие холмики из шоколада, салата , рыбы и множества других замечательных вещей. Новоиспеченная чета прожила в браке десять лет, но детей у них так и не появилось, поэтому Елизавета отдавала все свое тепло и ласку тем маленьким ребятам, которых видела, когда приходила в гости к подругам, а подруги тихо и беззлобно смеялись над тем, как взрослая девушка улыбается, бегает и прыгает вместе с пятилетними детьми.  Наконец, когда Уиллу шел уже двадцать второй год, Елизавета родила двух прелестных близнецов, Амелию-Николетту и Жака-Теодора. С детьми очень носились, как бабушки и дедушки, так и сами родители. В результате, конечно,  дети выросли очень образованными, прилежными и, на удивление, не избалованными. Но потом, практически сразу, произошел какой-то переломный момент, «точка возврата».
Точкой для молодого парня стало неосторожное путешествие по ночным улицам родного города, когда Уилл возвращался домой, полупьяный и чуть пошатывающийся. Ведь он вполне себе мог поехать в карете, но сообщил, что лучше прогуляется по ночному городу, когда небо все в бесконечных звездах, и ни одна земная война или земное перемирие не волнуют эти звезды, а лицезреть их так прекрасно, что не описать. Вот Уильям и ушел, сказавшись для кучера совершенно трезвым и адекватным. Что ж, Уиллу просто не повезло… когда он проходил мимо какого-то странного, шумного притона. Двери здания были закрыты, но изнутри доносились нервирующие, пугающие звуки. Уилл приостановился. Зря. Практически в ту же секунду дверь распахнулась, и прямо на стоявшего в ступоре парня оттуда вылетели два тела с переплетенными друг меж друга конечностями. Потом, как выяснилось, они дрались. Уиллу невзначай заехали в глаз, потом в челюсть, потом парень попытался отбиваться, и успешно, драться, для самозащиты, его тоже успели научить; агрессивно настроенные дерущиеся из притона приняли Уилла за врага и готовы были его уже мутузить, но тут появился такой странный… человек… правда, на человека он был не похож, отмечал Уилл. Видимо, это был кто-то важный, раз двое пьяных отброса, тихо ругнувшись, отпустили друг друга и побрели восвояси. Толпа, собравшаяся вокруг занимательнейшего зрелища, тоже начала рассасываться. Степеннейший господин подошел к Уиллу.
- Если бы не я, твой труп давно бы уже плавал в темных водах Вели, - улыбнувшись, сказал господин. Уильям взял протянутую руку господина в свою и поцеловал легким прикосновением суховатых, шершавых губ, давно не смачиваемых бурлящим кровь вином. Господин усмехнулся. На самом деле господин был ненамного старше Уилла – лет двадцать пять или двадцать семь. Но выглядел он куда ослепительнее, чем Уильям. Кожа господина показалась парню неестественно холодной. Глаза незнакомца блестели металлом. Улыбка, вопреки своему назначению, не выражала теплоты, скорее, показывала, кто тут хозяин, а кто подчиненный. Тем не менее, господин не сделал ничего противозаконного, и, снова улыбнувшись, взял Уильяма за плечо и коротко, но мягко сказал:
-Пойдем.
Его звали Жак-Эрнест Молье. Возможно, он не добавил «де», т.к. Уильям мог поклясться, что Молье – это род богатейших герцогов, почти королей. Возможно, не хотел говорить своего имени кому попало.
Сначала он просто напоил Уильяма алкоголем, еще, чтобы  тот достаточно расслабился. Видимо, Молье не хотел, чтобы его неожиданному подопечному было больно. Глаза его странно блестели, когда он смотрел на Уилла. Последнего это почему-то смущало. На щеках парня уже появился легкий пьяный румянец. Жак усмехнулся и начал медленными движениями расстегивать пуговицы рубашки Уильяма. Тот сначала слабо сопротивлялся, но после нескольких успокаивающих слов сдался – действительно, что он мог сделать, пьяный и слабый, против такого сильного Жака, который, если захочет, не мягко, так силой возьмет. Сбежать нельзя, дверь закрыта. Так пусть лучше мягко. Уилл тяжело вздохнул и поддался ему. Но того, чего он ожидал не последовало. А последовала почему-то лишь тупая боль в шее…
Уильям приходил к нему сотни и сотни раз. Сначала Молье просто пил его кровь. Потом занимался с ним сексом, каждый раз все жестче и бесчувственнее. А Уилл не понимал, зачем он приходит к этому человеку, и что толкает его вновь пойти в этот квартал, вперед в этот старинный наикрасивейший дом, который находился во власти только их двоих… а точнее, одного – Мольера. Как ни крути, Уилл еще ни разу не был сверху. Несмотря на то, что секс на стороне ему нравился (пришлось же смириться с этим фактом), Уильям еще однажды потребовал один раз смены ролей. За что жестко потом огреб и больше не выделывался.
Жака и Уилла связывали, однако, не только секс и донорство крови. Молье-таки признался, что он – уважаемый аристократ, поэтому семья Уилла и семья Молье теперь тесно сдружились и ходили друг к другу на приемы, вечеринки; посещали вместе театр, оперу…
Вторая точка возврата наступила в тот самый момент. Когда Елизавета уличила Уильяма в измене. Честно сказать, она и сама изменяла, и теперь стала больше смахивать на шлюху, нежели на примерную мать. Оба, и Элис, и Валье рассорились с родителями, потому что те явно не одобряли ни распада брака ни распутного поведения обоих. Кончилось тем, что Уильям просто трахнул Лизу и заключил с ней временное перемирие. Результат «перемирия» появился на свет через девять месяцев, чем еще больше сплотил чуть не развалившийся брак. Но к тому моменту Уильям уже был другим.
Он долго размышлял об этом. Вечная жизнь. Молье научил его много. Как заниматься сексом, как делать это, чтобы тот, кого ты умудрился изловить, запомнил мгновения, проведенные с тобой, на всю жизнь. Характер Уилла менялся. Из консервативного культурного примерного мужа  он превратился в гулящего и пьющего недотраха, прямо как Молье. Хотя, об этой их сущности никто из родственников не подозревал. Окончательно Уилл изменился, когда Молье обратил его.
Он делал это очень нежно, старался, чтобы Уильям испытывал как можно меньше боли, скрашивая агонию поцелуями и мастурбацией. Агония кончилась лишь через три дня, а на все вопросы «Куда же ты делся, Уильям» отвечал, что грохнулся в обморок то ли от головных болей, вызванных обильным количеством спиртного, то ли от болезни, внезапно подкосившей его, и пролежал у Молье, что сами Молье и подтвердили.
В 1700-1724гг умерли родители Уильяма, а родители Елизаветы уже давно покоились в земле, препровожденные на небеса смертельной болезнью. Теперь ничто не мешало Лизе и Уильяму разойтись. Те дети их, которые уже выросли, сами решали свою судьбу, а подростков забрала к себе Елизавета в обмен на целый дом, который оставила Уильяму. На Жака Молье тоже давили в семье, но, со сколькими бы женщинами он ни был, детей ни от одной не имел. В результате они стали ему противны, и однажды Молье ушел из дома, не сказав ни слова, куда и зачем направляется. А направился он в загородный особняк к Уильяму, где последний жил один и постепенно спивался, не бывая в высшем свете, не заводя связей. Только иногда выходил в город, чтобы поймать жертву и испить ее крови, хоть и отчаянно сдерживался, изначально будучи против убийства. Но потом оно начало приносить ему лишь слабое моральное удовлетворение. Уилл и Молье давно не виделись, поэтому, когда Молье лишь переступил порог особняка, Уильям сразу утащил любовника в спальню. К тому же, этот раз они наконец поменялись ролями. Уилл, увидев, в каком расстроенном и потрепанном виде явился Молье, очень искусно и аккуратно заставил его забыть все проблемы и трудности. Жак был очень красивым – пепельный блондин с волосами до плеч и холодной улыбкой, которая, по мере совместного проживания с Уиллом становилась все теплее.
Никто не был нужен двум одиноким вампирам, которые были одинокими вместе.
Их счастье пытались нарушить то жалкие люди, которые хотели от них чего-то, касающегося земли, аренды, рабочей силы и тому подобной хрени, то местная охрана, то еще кто-то… Атаки людей было еще возможно отбивать.
Но вот однажды Молье пришел домой какой-то пустой, высохший. Уилл поцеловал его в висок и спросил, что же случилось. Молье ответил, что просто устал. Интересно, сколько людей надо перетрахать вампиру, чтобы УСТАТЬ?! Уилл заподозрил нечто неладное. Он внимательно наблюдал за Жаком, но тот ничего не говорил, лишь удрученно смотрел в пространство. И таким несколько раз приходил домой. Как будто что-то происходило, но Уилл не знал об этом. И как будто Жак не хотел ему говорить.
А потом он просто не пришел. Уильям, смекнув, что дело дрянь, отправился на поиски Молье. Прошелся по кварталам, где тот бывал, по родственникам… ниточку удалось вытянуть лишь в одном месте, и нить эта привела Уилла к еще одному вампиру; Уилл узнал своего по запаху. Спросил, где же Молье.
И узнал. Жак больше не вернется. Никогда. Остатки , куски его тела доедают бродячие собаки и некоторые бомжи, которые уже отчаялись найти пропитание. Жак нарвался на крупные неприятности, связанные с кланом оборотней, жившим неподалеку. Никто еще не нарушал договор перемирия до Жака. Почему и зачем Жак нарушил договор, как это случилось и где Уильям не знал, но знал только одно. Смысл его жизни, каким был Жак, в одно мгновение ока потерялся. Уиллу хотелось куда-то бежать, но неизвестно куда, хотелось, чтобы в эти моменты ему причиняли боль, чтобы только сосредоточиться на ней и забыть, что любимый больше не придет…Но ничего этого не случилось, Уилл так и остался сидеть в своем опустевшем особняке, сжав угол тумбочки до того, что она раскрошилась, и снова сжав…
Много воды утекло с тех пор. Очень много. Многое видел и Уилл. Войны, революции, прогресс науки. Но он не видел света в конце тоннеля, смысла жизни, счастья. Он убивал время за чтением книг или участием в каких-нибудь войнах/революциях или же писательством… Ну и сексом, естественно. Но ничто не могло отвлечь его от воспоминаний о возлюбленном… Но, даже для вампира, слишком много времени утекло, чтобы эти драгоценные моменты постепенно размылись, растворились в памяти и тихо забылись. Или же были отложены в дальний ящик.


Особенности

См.Характер

Способности
Вампиризм 1 уровень
Затемнение 1 уровень

Откуда узнали о ролевой
Искал в гугле картинки по словам «ты мой самый любимый немец». Влюбился безответно, осознал свои ошибки, захотел романтичный аватар. И вот великий гугл выдал ссылку на Вашу ролевую:)

Отредактировано William Wallace (2011-09-24 11:37:11)

2

анкета принята. добро пожаловать.


Вы здесь » ты мой самый любимый немец » Архив анкет » William Wallace